АКЦИИ

акция о книгах
Новая благотворительная акция - помогите другим прочитать интересные и важные книги!

Народная хирургия и травматология

В целом, народная медицина в лечении большинства внутренних болезней была беспомощной, как, впрочем, и официальная медицина того времени. В чем была сильна осетинская народная медицина, так это в лечении всевозможных ран и травм—переломов и вывихов. Высокое искусство лекарей покоилось на прочном фундаменте знаний предшествующих поколений, начиная со скифов - сарматов и алан. Питала это искусство обширная практика.
Народная хирургия и травматология
Путешественники, восторгающиеся осанкой и ловкостью горцев, отмечали, что сам образ жизни формировал подобные каче- сгва. Того, кто умел лечить раны, называли «хъаедгоммаегаес», «хъаедгоммаезилаег», «хъаентаемзилаег», «хъаентаедзаебаехгаенаег». Под словом «хъаедгом», «хъаен» подразумевались раны, язвы, нарывы. Лечение ран называлось «гас каенын», в отличие от лечения любой другой патологии — «дзаебаехгаенын».

Это о них этнограф Савва Кокиев писал:

«Есть много знаменитых врачей в Осетии со своими снадобьями, секрет которых очень трудно выведать». Он отмечал, что знания и навыки передавались строго по наследству. Многие из них снискали себе славу в хирургической деятельности при лечении ран, язв, переломов, вывихов. Травматологическая помощь в Осетии, как и на Кавказе, всегда была на высоте и даже удивляла многих путешественников своим мастерством и хорошими результатами. В одном отчете более чем столетней давности сообщается: «Туземные лекаря специально занимаются лечением ран, переломов и вывихов. В этих случаях осетины более доверяют своим, чем образованным врачам. Перевязку делают два раза в день. Состав мази у всех почти одинаков и держится в тайне». Ему удалось, однако, узнать от одного осетина этот состав: козьего сала и желтого воска до пол-унца (пол-унции?) деревянного масла три унца, смолы дамары(?) или мастики две драхмы, росного ладана и камфоры по одному скрупулу. Если есть медвежье сало, то первых трех частей не надо, так как сало это по качеству считается лучше их. При внутренних болезнях, в отличие от травм и кожных болезней, осетины охотно обращаются к врачу». Автор отчета стал назначать мазь при хронических язвах ног и заметил, что после этого наступает быстрое заживление.

Многие лекари побывали на военной службе и переняли опыт по лечению и профилактике инфекционных заболеваний, внутренних болезней, в области военно-полевой хирургии. Одним из первых ознакомился с искусством горских лекарей на Кавказе в первой половине XIX века выдающийся русский хирург Н.И. Пирогов. Он писал: «От приехавших с Кавказа в Россию военных людей я часто слыхал рассказы об искусстве азиатских врачей в лечении наружных повреждений. Мне, разумеется, любопытно было проверить эти рассказы на деле. Во время экспедиции и при посещении госпиталей Кавказа я имел случай видеть несколько раненых, которые прибегли к их помощи. Я расспрашивал наших врачей и вот, что узнал об этом предмете. Большая часть военных людей, даже образованнейших военачальников, уверяли в необыкновенных искусстве и опытности азиатских екимов (так называют этих врачей по-татарски). Напротив, большая часть наших врачей признает их лечение грубо эмпирическим и недостойным внимания. Я думаю, что первые вправе так думать как больные, а другие также правы думать по- своему как врачи. Искусство лечения наружных повреждений у кавказских племен есть чисто наследственное и переходит от отца к сыну. Мне кажется, что оно вместе с другими началами просвещения перешло на Кавказ от арабов. По крайней мере, способ лечения ран напоминает нам живо арабскую медицину. Что азиатские врачи на Кавказе излечивали совершенно также наружные повреждения (преимущественно следствие огнестрельных ран) которые, по мнению наших врачей, требовали отнятие членов, это факт, подтвержденный многими наблюдениями. Известно также всем на Кавказе и то, что отнятие членов, вырезывание раздробленных костей никогда не предпринимается азиатскими врачами. Из кровавых операций производимых ими, известны только вырезание пуль. При свежих мелких порезах, частых на сенокосе, для остановки кровотечения прикладывали комок влажной глины, свежие листья подорожника, горца мясо-красного, табака. Или залепляли место пореза разжеванной травой».